logo
Пятница, 19 января 2018
Рабочая встреча Владимира Путина с председателем правления – генеральным директором ПАО «РусГидро» Версия для печати
Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем правления – генеральным директором ПАО «РусГидро» Николаем Шульгиновым.

Обсуждались итоги работы «РусГидро» в 2017 году, текущая деятельность компании.

9 января 2018 года. 19:30
Московская область, Ново-Огарёво


В.Путин: Николай Григорьевич, начнём с результатов работы компании за прошедший год. Пожалуйста.

Н.Шульгинов: Спасибо, Владимир Владимирович, за то, что дали возможность обсудить результаты работы компании в целом, всей группы «РусГидро», включая некоторые сложные вопросы функционирования, развития энергетики на Дальнем Востоке.

По итогам 2017 года – здесь пока предварительные результаты, поэтому я назову те, которые уже не вызывают сомнения. Выработка всех электростанций группы составила около 140 миллиардов киловатт-часов. Это новый рекорд, мы превысили рекорд 2016 года примерно на миллиард киловатт-часов.

Нельзя считать, что это повышенная водность, потому что повышенная водность была только на Волжско-Камском каскаде, и сегодня, кстати, там запасы воды очень велики. Это ещё и большая работа по готовности оборудования к работе, к повышению эффективности работы этого оборудования.

В течение 2017 года введены в работу, установлены мощности в 236 мегаватт.

В.Путин: За счёт чего?

Н.Шульгинов: 42 мегаватта – это изменение установленной мощности более модернизированных гидротурбин на ГЭС. И мы ввели второй объект из Вашего Указа №1564, Якутскую ГРЭС‑2 на 193 мегаватта электрической мощности и 469 – тепловой мощности.

Кроме того, в этом году мы завершили проект комплексного восстановления Саяно-Шушенской ГЭС, потому что машины были включены, но кое‑какие работы ещё продолжались. Мы окончательно подписали все документы по этому проекту.

В декабре мы ввели с выездом на место и уже окончательно закончим 40‑летнюю эпопею со строительством Богучанской ГЭС. Мы закончили мостовой переход, заасфальтировали дорогу и связали два берега реки Ангары.

Теперь жители правого берега могут беспрепятственно проезжать на машинах в свой районный центр. Это важный проект и для Кежемского района, и для Красноярского края.

Выручка группы «РусГидро» составила где‑то 396 миллиардов, рост примерно на 5 миллиардов рублей, это 1,2 процента.

Группа «РусГидро» обеспечила устойчивые финансовые показатели за счёт снижения операционных издержек, а также оптимизации долговой нагрузки, после того как мы провели рефинансирование задолженности компаний Дальнего Востока по Вашему поручению.

В.Путин: Хотел тоже спросить, как в целом Вы оцениваете сейчас экономическое состояние компании, имея в виду, что нагрузка была очень большая? Принят ряд решений, как они реализуются?

Н.Шульгинов: Можно сказать, что сегодня в целом, если считать финансовые показатели, долг к EBITDA – 1,2, это высокий финансовый показатель.

Но в то же время мы должны правильно и справедливо и сбалансированно рассматривать, куда тратить деньги, потому что «РусГидро» – это публичная компания, акции которой торгуются на рынке, в том числе и на зарубежных рынках.

Компании «РАО ЭС Востока» – это регулируемые компании, где только тарифные источники, поэтому практически все компании Дальнего Востока сегодня дефицитные, кроме Дальневосточной распределительной сетевой компании.

Все кредиты, которые они берут сегодня на закупку топлива, на ремонт, они берут или под поручительство «РусГидро», или путём внутригруппового займа, который мы даём.

Надо окончательно принимать решение, как дальше модернизировать тепловую генерацию на Дальнем Востоке, потому что просто так займами с «РусГидро» мы её не сумеем модернизировать.

В.Путин: Насколько я понимаю, Вы говорили мне недавно об этом, полагаться исключительно на тариф и в условиях отсутствия рынка как такового на Дальнем Востоке…

В целом Правительство старается, разумеется, создать хорошие условия для бизнеса, льготные, по сути, но на энергетике, как я вас понял, это отражается негативно.

Н.Шульгинов: Пока к энергетике не повернулись. Чтобы развивать бизнес, энергетика должна развиваться опережающими темпами.

На сегодня состояние тепловой генерации на Дальнем Востоке удручающее, оно даже хуже, чем в европейской части, поэтому Ваши поручения по поводу программы модернизации тепловой генерации за счёт использования источников инвестиций, высвобождаемых при реализации уже заключённых договоров о предоставлении мощностей в Сибири и европейской части, – мы считаем, что эта программа должна заработать на Дальнем Востоке, потому что когда‑то, когда документы принимались, Дальний Восток обошли. В европейской части сделали около 30 гигаватт новых мощностей, на Дальнем Востоке этого нет. И мы считаем, что мы обязательно должны попасть в эту программу.

Мы уже наметили, какие у нас есть проекты. Их немного. Это не увеличение мощности, это замена выбывающих мощностей, 1300 мегаватт. Причём два объекта – Хабаровская ТЭЦ‑4 и Артёмовская ТЭЦ‑2 – мы хотели бы не модернизировать в старых корпусах 30‑х годов, а всё же построить новые. Проектные решения на эту тему есть. И я буду настойчиво предлагать обсуждение этой программы, чтобы эти два объекта, в качестве даже пилотных, презентовали на Дальнем Востоке.

В.Путин: Подготовьте свои предложения. Нужно найти такое решение, которое бы устраивало вас, энергетику в целом, создавало бы условия для развития, и не только для поддержания существующих мощностей, но, может быть, мы с вами тоже это обсуждали, в целом там избыточная генерация, но порайонно где‑то её не хватает.

Поэтому надо на это посмотреть так, чтобы сделать программу мягкую, которая не ударяла бы по потребителям, но в то же время способствовала развитию энергетики на Дальнем востоке.

Н.Шульгинов: Хорошо. Принято.

Ещё пару слов об итогах года. Мы централизовали закупочную деятельность, создав дочернюю компанию по закупкам, и уже получили серьёзный экономический эффект – около 30 миллиардов за два года. Причём 14 миллиардов мы директивно перезаключали в действующие, заключённые ранее контракты, и нам удалось их перезаключить.

В.Путин: Перезаключить с выгодой для себя?

Н.Шульгинов: Конечно. Минус 14 миллиардов стоимости оборудования и строймонтаж.

На следующий год мы планируем ввести около тысячи мегаватт. Это Нижне-Бурейская ГЭС, коротко могу остановиться на ней.

24 августа произошло повреждение шарнирной опоры и падение сегментного затвора. После этого мы продолжали заниматься вводом самих гидроагрегатов, четвёртый ещё не был введён, мы его окончательно сделали, провели все необходимые испытания.

Что касается сегментного затвора, шарнирной опоры, мы часть опоры достали из воды, провели исследование.

В.Путин: Анализ сделали, да?

Н.Шульгинов: Да, провели исследование в Московском государственном университете – это на нагрузки.

В.Путин: Исследование самого металла?

Н.Шульгинов: Мы провели исследование и нагрузок, которые могли быть превышены, нормативные, и самого металла. Металл мы исследовали в нескольких местах, но окончательно независимую экспертизу дал Национальный исследовательский технологический университет (МИСиС), другого у нас нет.

Основной вывод – что нарушена технология по ковке, то есть металл был перегрет, поэтому появилась хрупкость в металле. Кроме того, наблюдаются – это в отчёте есть – неметаллические включения в металл. То есть сегодня наша задача – восстановить первый затвор, который упал.

В.Путин: Производитель металла кто?

Н.Шульгинов: Производители и затворов, и всего гидромеханического оборудования, и этой оси опоры – украинские фирмы. Одна делает затворы – Новокаховский завод «Укргидромех», а саму ось делает «Днепропресс» в Днепропетровске.

Мы решили отказаться от этих производителей при таком качестве и будем не только восстанавливать первую опору и затвор, но и менять оси опор на оставшихся четырёх, причём на сделанные на российских заводах и под контролем того же института, который будет следить за технологией производства этого оборудования.

В.Путин: Но это никак не связано со сложными отношениями с украинскими партнёрами.

Н.Шульгинов: Нет, это не связано. Это оборудование было изготовлено ещё в 2013–2014 годах. У нас не было такого контроля, чтобы мы могли на месте контролировать технологию изготовления. Теперь мы пойдём другим путём и будем делать на российских заводах.

Кроме Нижне-Бурейской – Сахалинская ГРЭС‑2, это третья станция по Вашему указу к концу года на 120 мегаватт. 342 мегаватта – Зарамагская ГЭС‑1 в Северной Осетии – Алании. 140 мегаватт – Восточная ТЭЦ.

В.Путин: На реках они?

Н.Шульгинов: Да, это будет уникальная станция, там очень длинный тоннель, и напор будет самый большой в России. В мире уже не самый большой, станция строится очень долго. Дорогостоящая, но мы её завершим, должны завершить в этом году.

В.Путин: Горные речки?

Н.Шульгинов: Да. Горные чем славятся? Что летом воды много, а зимой, когда энергия больше нужна, её чуть меньше. Но всё равно эта станция нужна.

Также будем заниматься модернизацией. Увеличим мощность на модернизированных ГЭС, модернизированных турбинах, и удастся, наверное, построить несколько малых ГЭС, которые мы строим по программе ДПМ.

Мы ещё централизуем, планируем в этом году уже принять решение, централизуем внутренний аудит по ключевым «дочкам», потому что он разбросан и малоэффективен, он будет централизован весь по ключевым «дочкам».

И централизуем ремонты, которые мы делаем на тепловых станциях на востоке. Несколько ремонтных «дочек» неэффективно работали, надо централизовать их. Когда‑то мы сделали после трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС, мы тоже централизовали ремонт на гидростанциях. Теперь на теплостанциях так сделаем.

Ещё хотелось бы выполнить, уже намечаем планы снизить убыточность компаний, особенно генерирующих компаний Дальнего Востока. В прошедшем году где‑то 5 миллиардов минус, в этом, в 2018 году, мы планируем снизить убыток до 3,5 миллиарда.

Но это связано с тем, что там тарифы, и топливо – например, уголь, – на него не регулируется цена, на уголь цена свободная, и он вырос на 22 процента в среднем, а тарифы – на два процента. То есть идёт накопление этой задолженности.

Есть ещё вопросы. Я обращусь к Вам с просьбой отдельно комплексно посмотреть по газификации, вопросы газификации Камчатки, вопросы энергетики Камчатки.

В.Путин: Имея в виду ближайшую перспективу.

Н.Шульгинов: Да.

Сахалин, потому что контракт закончится в 2025 году, но надо уже готовиться к этому, проект «Сахалин‑1». И по Приморью. Надо всё это увязать. Здесь ещё «Сила Сибири». Это больше экспортное направление, но всё равно нужно всё рассмотреть окончательно.

В.Путин: Давайте эти предложения, потому что для этого региона нужна отдельная программа, она должна быть согласована межведомственно и с нашими крупными компаниями – производителями первичного сырья.

Н.Шульгинов: Хорошо.

<…>
 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Защитный код
Обновить


Журнал Журнал
Пресс-релизы